Nirdara
"Я люблю людей, люблю когда их нет"
Я решила продолжить прекрасную традицию 50 драбблов, начатую мной в "Нас двое". Правда, решила-то года полтора назад, а закончила только сейчас наконец-то))

Автор: Nirdara
Бета: Nirdara
Название: Не пара
Статус: закончен
Размер: 50 драбблов
Жанр: romance/angst
Пейринг: ШиноИно
Рейтинг: R
Дисклеймер: Герои принадлежат Масаши Кишимото
Предупреждение: Драбблы расположены произвольно, а не в хронологическом порядке.
Предупреждение №2: Все мои фанфики вписаны в определенную версию развития событий в мире Наруто (описываемую в моем пока не законченном макси фанфике). Согласно данной версии Саске путешествует с командой Хеби в возрасте 18, а не 15 лет. Стало быть на момент убийства Итачи и т.д. ему, Суйгецу, Карин и т.д. 18. Да, Шино был первым мужем Ино в этой версии событий. Лет в 16 она встречалась с Саем, потом они расстались. Она вышла замуж за Шино, а Сай женился на Ханаби. Потом Шино погиб, а Ханаби умерла от болезни. И таким образом вторым браком Ино вышла замуж за Сая.
Размещение: С моего разрешения и с указанием авторства.

1. Сияние

Шикамару перескакивает с ветки на ветку, мрачно глядя перед собой. Ему как всегда надоело все, что происходит в этот день. Ему надоела глупая миссия с кучей беготни по лесам и полям. Ему надоело солнце, жарко пекущее затылок. Ему надоела тесная форма, от которой еще жарче, и пот стекает по спине. И больше всего ему надоела Ино со своим бесконечным щебетанием. Он перестал слушать еще минут десять назад, однако, точно знает, что она, во-первых, так и не замолкала с тех пор, во-вторых, говорит на одну и ту же тему - Шино.
В исследовательских целях он решает вновь вслушаться в жизнерадостную болтовню давней подруги:
- Смотри, Шикамару, какой он ловкий, да? – она не отрывает влюбленного взгляда он ушедшего далеко вперед как всегда сосредоточенного и молчаливого Абураме. – Ни одного лишнего движения. А какие у него сильные руки! Ну да тебе не видно отсюда, но он одним пальцем может меня удержать запросто! Я, правда, не проверяла, но проверю обязательно!
- Да невелика заслуга, ты весишь как кузнечик… - фыркает Нара, косясь на блондинку со скепсисом.
- А ты не завидуй! – коротко обрывает она. – И еще он очень быстрый! А какой начитанный! И стратегии составлять не хуже твоего может, ясно?
Шикамару решает снова не слушать. Пока Ино искала себе мужчину, она все-таки не была такой приставучей, как теперь, когда личная жизнь Яманаки наконец-то реализована… Он начинает думать о приятном. О Темари. Об уютной постели, где можно выспаться…
- Шикамару… - голубые глаза изумленно расширены, рот приоткрыт, пальцы побелели. – Шикамару, от него сияние исходит. Смотри, он светится!
Нет, однозначно - скорей домой.

2. Взрыв

Раньше Ино пробовала целоваться только с Саем. Нет, конечно, лет в двенадцать она все бы отдала за поцелуй с Саске-куном, потом не прочь была бы попробовать поцеловать Шикамару, но ни там, ни там не срослось.
Сай появился позже и против поцелуев ничего не имел. Процесс был забавен и даже приятен, тем более, что художник постоянно изучал различную вспомогательную литературу, и, надо сказать, по части техники был очень даже силен. Да и сама Ино не лыком шита, училась просто-таки на ходу. В общем, для него это был познавательный процесс. Для нее - обязательное подтверждение статуса. Ками-сама, сама мысль, что у нее есть Сай, а все остальные девчонки прозябают без мужского внимания, грела лучше любых поцелуев! Да и ощущение чужого языка во рту было совсем не противное.
Таким были впечатления Яманаки Ино о поцелуях до сих пор.
Но теперь, когда она, не думая больше ни о чем, целует Абураме Шино, только что сказавшего ей о своей любви, прямо в губы или скорей в удивленно приоткрытый рот, ощущения диаметрально иные.
Он явно никогда раньше этим не занимался, его руки, неуверенно лежащие на ее плечах, чуть подрагивают, а осведомленности о технической стороне поцелуя от него и вовсе ждать не приходится.
Но почему-то Ино чувствует себя совсем иначе, нежели когда-то с Саем. Внутри нее яркими фейерверками разлетаются восторг, умиротворение, счастье, желание, веселье и много еще чего. Больше всего это похоже на взрыв.

3. Песня

Шино нравится, когда она поет. Ино смеется, говорит, что это глупо, и она не будет петь, потому что у нее нет голоса и слуха тоже нет. Но это только, если он заводит об этом разговор. А бывает, чаще всего, если она занята в магазине, что она сама не замечает, как начинает тихонько напевать себе под нос какие-то простенькие мелодии.
Шино часто ждет, когда она закончит с работой, стоя неподалеку и с удовольствием наблюдая, как тонкие пальцы споро обрывают лишние листья, обрезают стебель и складывают соцветия в ароматные пирамиды. Иногда он даже помогает ей, но редко, потому что Ино на самом деле очень гордая и отчаянно цепляется за то, что, вне всякого сомнения, умеет делать лучше всех. Она часто говорит, что у Шино в отличие от прочих мужчин по-настоящему развито чувство прекрасного. Абураме молчит, хотя в голове моментально рисуется образ бледного художника Сая из Седьмой команды. Но Ино всегда непреклонна, поэтому если б он и озвучил свои сомнения, она нашла бы чем это оспорить.
И вот в такие моменты она начинает напевать. Тихо-тихо. Почти неслышно. Шино старается не дышать и не шевелиться, чтобы не разрушить магию момента. Она часто поет старинную песенку "У моего любимого было три колокольчика", но не помнит слов, поэтому заменяет пропущенные фрагменты мурлыканьем.
Но в этот раз стать совсем незаметным не получается. Шино ненароком шевельнулся, и замечтавшаяся Ино моментально вскидывается, улыбается ему и начинает громко обещать, что сейчас закончит и тогда они куда-нибудь пойдут, можно заглянуть к Лобастой в больницу и много чего еще. Она все еще говорит, когда Шино подходит вплотную, проводит пальцем по приоткрытым губам и произносит:
- Спой мне еще, Ино.

4. Эгоцентризм

- И никуда он не пойдет. – спокойно заявляет Ино, закинув ногу на ногу. Ее светлые голубые глаза лениво скользят по заваленному историями болезнями и разнообразными справками столу, кремовым стенам и согбенному телу лучшей подруги, заживо погребенной в этой весьма уютной могилке на целые сутки.
Сакура смотрит на уже четыре месяца как Абураме с легким раздражением и скрытой завистью. Саске-куна так запросто дома не удержишь. Сейчас-то, правда, сидит как миленький, но это потому, что ее смены в больнице тоже еще никто не отменял, а Рури всего годик и отправлять ее постоянно к дедушке с бабушкой тоже не метод. Да и Сакура отнюдь не бессловесная покорная женушка. Но вслух она говорит только:
- Почему?
- Потому что я так хочу. – Ино хлопает ладонью по столу. – Поэтому его никто не спрашивал. Мне надо отдохнуть, поэтому он будет готовить, а еще переклеит обои у нас в спальне.
- Свинина… - Сакура трет гудящие виски пальцами. – Знаешь, как это называется? Эгоцентризм.
- Ну и что? – Абураме безразлично пожимает плечами. – Значит, я - эгоцентрист.

5. Еще

Блики ночных фонарей ложатся на стену неровным рисунком. Старое раскидистое дерево, которое видно из окна их номера, раскачивается и скрипит на ветру, а его ветви трясут листьями в своей нескончаемой тревожной пляске, отчего узор отсветов меняется каждую секунду. Блики ложатся и на ее лицо. Глаза Ино чуть приоткрыты и словно подернуты дымкой. Она непрестанно закусывает губы, голова ее в ореоле светлых шелковистых волос мечется по подушке, а руки все крепче сжимают его плечи. Ногти царапают кожу, из глубины горла медленно поднимается гортанный стон, в котором можно различить одно единственное слово:
- Еще…
Шино ни одной просьбе не подчинялся в своей жизни с большим наслаждением.

6. Доброта

Чоджи задумывается о том, зачем же он так долго с нетерпением ожидал этого фестиваля. Что в иллюзорном грядущем празднике было такого радостного для него лично? Теперь фестиваль уже в самом разгаре, разноцветные бумажные фонарики горят ярко и гостеприимно над киосками со всякой всячиной, играет музыка и люди вокруг веселые и дружелюбные. Нет ни одного грустного лица…
Чоджи прогулялся уже по всему ряду с разнообразными угощениями, отведал всяческих яств, поговорил со знакомыми, а теперь ему было немного грустно… Шикамару, который виделся как извечный спутник всех развлечений, уединился где-то с Темари. Нет, Чоджи, конечно, все понимает - Нара теперь женатый человек, они с женой и так почти весь вечер провели с Акимичи, можно же им остаться вдвоем хотя бы теперь, но все же было немного не по себе. Чоджи тоже хотелось бы, чтоб у него была любимая девушка - добрая, красивая, чтобы умела вкусно готовить, и ей бы нравилось, когда у мужчины есть мясо на костях...
- Чоджи! – жизнерадостный голос Ино выдергивает ниндзя из его печальных размышлений. Она стоит, красивая и веселая, в ярком голубом кимоно, крепко уцепившись за руку Абураме Шино, который сдержанно кивает в знак приветствия.
- Ты что здесь один такой грустный? – продолжает Яманака тем временем.
- Да ничего, Ино. – Чоджи улыбается. - Я жду Шикамару. А Вы?
- А мы ищем, чего еще мы здесь не посмотрели. – Ино смеется, и в звуках ее смеха искреннее безграничное счастье.
- Понятно. - Чоджи кивает и опускает глаза.
- Ну, мы пойдем! – Ино легонько хлопает его по плечу. – Не кисни тут, слышишь? Праздник ведь, а ты его так ждал!
Они уходят, счастливые, влюбленные по уши, и Акимичи Чоджи смотрит им вслед. Он мог бы злиться и завидовать, но Чоджи – добрый человек и поэтому искренне рад за них двоих. Он просто не умеет иначе.

7. Дело

По одному из самых темных и таинственных переулков Конохи быстро идет высокий молодой человек с взъерошенными волосами, для большей таинственности видимо облаченный в темные очки. Ускоренный темп его передвижения не мешает юноше, однако, зорко оглядываться вокруг себя и на корню пресечь любую слежку, в случае возникновения таковой.
Наконец он достигает цели. Между глухими стенами домов обнаруживается прореха, ведущая в этакий укрытый со всех сторон глухой тупичок, напрасную трату места, ошибку архитекторов. В проходе его встречает еще один молодой человек и, засунув руки в карманы, удостоверяет:
- Пришел.
Первый коротко кивает.
- Хвоста не привел? – собеседник коротко оглядывается, словно бы не доверяя отрицательному кивку вновь пришедшего.
- Пошли.
В тупичке света больше, поэтому можно разглядеть мрачные фигуры еще семерых парней, замерших в разных позах.
- Ну вот мы все и на месте. – сообщает негласный лидер собрания, только что приведший взъерошенного парня в очках. Секундой спустя на его лицо падает луч редкого здесь солнца, и можно увидеть, что это не кто иной, как Удзумаки Наруто, Оранжевая Вспышка Конохи, а за его плечом Абураме Шино, один из сильнейших и таинственнейших джонинов Скрытого Листа. На лицах обоих, как и на лицах остальных семи замерло выражение глубокой тревоги.
Наруто тем временем продолжает:
- И можем перейти к делу. – и после драматической паузы восклицает. – ЧТО мы им дарим на Белый день?

8. Мастер

- Я пойду с вами! – Ино вскидывает руки вверх, а на ее лицо счастливая улыбка человека, принявшего только что решение и не жалеющего о нем.
- Но… - осторожно возражает Сакура. – Ты уверена, Ино?
- Конечно, Лобастая. – Саске хмыкает, глядя, как Абураме бесцеремонно тыкает его жену в и вправду чуть великоватый лоб.
- А как же… - Сакура (в числе прочего Саске любил ее за способность здраво рассуждать) указывает на спящего младенца в руках подруги. - Сорано-тян? Ей же всего-то только четыре месяца!
- А у Сорано-тян не только мама есть! – Ино улыбается еще шире. - Шино с ней останется!
- А он справится? Я понимаю еще с годовалым ребенком папу оставить… - рассуждает вслух Сакура, а у Саске по спине пробегают мурашки от слишком ярких воспоминаний о подобных прецедентах. - Но не с такой малышкой... Это уж слишком. - и Саске испытывает внутренний прилив нежности к жене, такой доброй, умной и понимающей.
- Ничего! Шино у меня в этом просто мастер! – безапелляционно заявляет блондинка, и Саске косится на вышеупомянутого. И видит в лице того, когда они встречаются взглядами, искреннее неприкрытое страдание.
Да, Сакура просто идеал. Однозначно.

9. Марихуана

В этой комнате явно весело. То и дело раздаются громовые раскаты хохота, а запасы закусок и выпивки уже подошли к концу. Эта комната набита почти до предела – в ней сидит около пятнадцати человек, расположившихся по единственному диванчику и прямо на полу. Все они громко смеются, раскрасневшиеся и, очевидно, счастливые.
- Та-а-ак, инициаторы веселья как видно пропускают... - констатирует Нара Шикамару, а глаза его непривычно суматошно блестят, когда он передает сомнительного вида самокрутку через недвижимые тела юноши с белыми волосами, спящего в обнимку с красноволосой девицей в очках.
- Они первые начали. Им уже хватило. – пожимает плечами Учиха Саске, а на губах его играет странная, слишком уж жизнерадостная для мстителя улыбка.
Самокрутку тем временем принимает темноволосый юноша в темных очках, сдвинутых куда-то на лоб, и радостно сообщает:
- Вы ведь все уже поняли, что Ино-тян самая красивая девчонка Конохи! Нет, мне больше всех повезло, ясно вам? Она такая замечательная! - а последняя уютно клюет носом у него на плече.
- Нет, все-таки накуренный Шино - это зло. - подытоживает Тен-Тен, а Хината густо краснеет, шепча "Шино-кун" куда-то в подмышку Наруто.
10. Моя

- Эй… - в размышления Шино внезапно вмешивается голос той, кому львиная доля всех его размышлений, в общем-то, и посвящена. - Шино!
Голова Ино лежит на его коленях, и еще минуту назад, когда Абураме пребывал в полной гармонии с окружающим миром, наблюдая за передвижениями по дереву небольшого жучка, ему казалось, что девушка дремлет. Но теперь видно, что в ее любопытных голубых глазах ни тени сна, а изящные руки крепко сжимают книжку, которую она сегодня читала.
- Шино, скажи, какая я! – требовательно говорит она, а пальчики в предвкушении ответа сжимаются крепче на мерзком издании под названием «Каким должен быть твой идеальный бойфренд», которое всучил Ино ее дружок Сай. Всучил-то он, а разбираться теперь Шино… А при воспоминании о том, что этот дружок еще и бывший парень Яманаки, Абураме и вовсе выходит из равновесия.
- Ну, так какая? – Ино настойчиво возвращает его к теме разговора.
- Красивая. - честно отвечает он первое пришедшее в голову при взгляде на ее милое личико в обрамлении светлых распущенных волос, на которое падают косые лучи заходящего солнца.
- А еще? – она мрачнеет. Видимо, ответ Шино совсем не такой, на какой она рассчитывала.
- Умная, добрая, смелая, верная, веселая… - начинает он перечислять. – Красивая.
- Что?! - Ино моментально свирепеет и рывком садится. - Ты сказал "красивая" два раза! Тебе фантазии не хватает, чтобы описать свою собственную любимую девушку! Ты не знаешь никаких положительных качеств во мне! – она так уверена в своих словах, что аргумент о том, что ее красота достойна и повторной похвалы, умирает, не успев обрести словесное выражение.
Шино решает проблему иначе - он резко, даже чуть грубо притягивает Яманаку к себе и сообщает ей:
- Знаешь, ты, Ино, какая? Моя!
И злиться больше не на что.

11. Любовь

- Мама, смотри! – Араши радостно смеется, хватаясь одной рукой за ногу Куренай. - Любовь!
Сегодня сюда с ней отправилась уже как обычно вся команда покойного любимого – Шикамару, Чоджи и Ино. А вот с ее собственной все было не так радужно. Хината отправилась на миссию с командой №7, чему судя по всему несказанно счастлива, а Кибы уже год как нет на свете… А вот Шино пришел. Именно на них с Ино, слившихся в очередном поцелуе, и показывает ее трехлетний сын.
Жизнь – непредсказуемая вещь. Куренай думала, что всегда будет вместе с Асумой, ведь он такой сильный, такой надежный, но не вышло. Ни он, ни она не подумали бы еще пять лет назад, что загадочный мальчик из ее команды и яркая красивая девушка из его будут любить друг друга. Но… У них с Асумой сказки не получилось. Пусть получится у этих двоих.
А сыну она с мягкой улыбкой отвечает:
- Да, Араши-тян, это любовь.

12. Скоро

Солнце только-только встает над еще погруженной в сон Конохой. По улицам изредка проходят только шиноби, чей шаг тороплив и четок. Да и те в большинстве еще спят, если не на миссии.
А Ино сегодня не спится. Она так и не смогла уснуть, поэтому, как только задался неверный рассвет, оделась и отправилась побродить по родной деревне. Вот только ноги необратимо привели ее сюда. К главным воротам. Изумо и Котецу на посту нет, что является серьезным нарушением. Но ей сейчас не до того. Ино прислоняется щекой к вековому дереву, из которого вырублен величественный вход в Деревню Листа, и до боли напрягает глаза, вглядываясь во все еще туманную линию горизонта.
"Вернусь скоро я» сказал Шино неделю назад, когда уходил. Отряд задерживается уже больше чем на день. В виске у девушки пульсирует одна единственная мысль, которую она и озвучивает тихонько:
- Врун! И это называется «скоро»?

13. Жизнь

Ино двенадцать. Она с восторгом смотрит на последнего отпрыска великого клана Учиха. Ведь Саске силен, он настоящий гений. Он выделяется среди всех них своими прекрасными навыками. А его прохладная манера поведения! Он же нереально крут с этим своим "хм"! А уж какой он красивый… Это ж только подумать, как все будут завидовать, если он в нее влюбится! И ничего, что Лобастая заполучила его в свою команду, все равно победителем будет Ино!
Девочка, погруженная в мечты, начинает довольно хихикать, Шикамару устало бормочет "Вот блин" себе под нос, а Шино собирает жуков. Его эта ситуация никак не касается.
Ино четырнадцать. Саске нет в деревне уже года полтора, а за это время она успевает осознать, что красота и статус не всегда самое главное. Ей теперь мил парень, наделенный в первую очередь мозгами, умением в отличие от Саске здраво соображать.
- Шикамару! – зовет она и машет рукой ленивому гению.
Шино равнодушно проходит мимо.
Ино шестнадцать. И теперь она единственная из их выпуска (и, кстати, старшего тоже), кто обзавелся постоянным парнем. Она гордо дефилирует по главной улице Конохи, крепко сжимая в своей руку подтверждения своего нынешнего статуса. Сай, молча, идет за ней, растянув губы в фальшивой улыбке. Сай – красивый, сильный, никем не занят. А главное - он здесь... И не надо лить слезы в подушку от безответной любви.
Ино внимательно следит за тем, чтобы неосведомленных об их отношениях с Саем в деревне не осталось, и совсем не замечает неотрывного взгляда Абураме Шино.
Ино восемнадцать. Она сидит на коленях Шино, крепко-крепко всем телом прижимаясь к нему, и готова мурлыкать от счастья, что он с ней. Саске односложно отвечает что-то доказывающей ему Сакуре. Шикамару лениво следит за проплывающими облаками, в то время как Темари пытается добиться от него внятного ответа. Сай, молча, смотрит на мрачную и смущенную Ханаби, а Ино не в состоянии вспомнить даже о существовании всех этих людей.
Иногда в жизни бывает и так.

14. Солнце

- Эй, Шино. – Киба хитро улыбается. Неизвестно, что он задумал. - Хината наша ведь классная девчонка, нэ?
Шино, молча, смотрит в ответ на друга, не до конца понимая, к чему это он.
- Нет, я знаю, ты в Ино втюрился, но скажи, ведь Хината наша покрасивей будет! Хотя и Ино тоже здоровская... Что скажешь?
Абураме смотрит на третью участницу их команды, в отдалении улыбающуюся себе под нос, наслаждаясь иллюзорным одиночеством.
- Серебристо-сиреневая, переменчивая, тихая. - произносит он наконец. - На луну она похожа.
- Ну да. – соглашается Инудзука, малость опешивший от такой поэтичности.
- Ино - светлая, золотистая, яркая, сияющая. - продолжает он тем временем. - Как солнце она. И знаешь, дню мое сердце все же отдано, а не ночи. - и отходит подобрать интересного жука с ветки дерева, когда вслед ему доносится веселое Кибы:
- Эй, Шино, да ты поэт!

15. Молитва

- Ками-сама, ну пожалуйста! - бормочет молодая женщина, ее изможденное лицо искажается подступающими рыданиями, а бледные руки сжимаются судорожным движением. - Прошу тебя...
Она краем глаза видит, с какой жалостью смотрит на нее Хината, чьи сиреневые глаза уже давно наполнены слезами. Но ей не нужно жалости!
Она видит, как все тверже сжимаются губы Наруто. Он опускает сильную руку ей на плечо и говорит что-то вроде:
- Успокойся, Ино. Надежда еще есть.
Но ей не нужно надежды! И ей не нужно успокаиваться!
В промерзлых сумерках рядом с ними возникает фигура Сая.
- Выживших нет. – он коротко качает головой, а потом безапелляционно забирает Ино у Наруто и крепко ее обнимает.
Но ей не нужно его ласки!
- Надо возвращаться. - бесцветно говорит Неджи, а его всевидящие глаза опущены к земле.
- Пошли, Ино... - шепчет Сай, а его руки проводят круги по ее плечам. Ей кажется, что это не руки, а ветки дерева, тени которого падают на их силуэты теперь. Сказывается бессонная ночь.
Но ей не нужно дерева и не нужно рук, и не нужно плеч! Ей нужно одно!
- Смотрите! – внезапно ахает Хината, а ее рука вздымается вверх, чтобы резким движением указать на приближающуюся к ним фигуру человека, которого они все прекрасно знают.
- Чудо… - медленно говорит Неджи, а Ино тем временем вылезает из объятий Сая и бежит навстречу фигуре.
Потому что это – то единственное, что ей нужно.

16. Чернота

Нет, все-таки жизнь – странная штука. Это понимает Ино, лежа на траве и чувствуя, как под ней растекается горячая липкая лужа. Никогда прежде она не подумала бы, что на тот свет ее будут провожать все оставшиеся трое мужчин из тех, кого она любила.
Вчера, когда они с Саем уходили на миссию, и, не догадываясь еще, что она станет их последней, Саске, передавший им у главных ворот последние ценные распоряжения Наруто, странно помялся почему-то и пожелал Ино удачи. Она еще тогда шепнула мужу, что Саске с годами совсем мягкий стал.
Голос второго она слышит прямо сейчас, благо слух пока еще с ней. Отчаянные крики Шикамару "Я вижу их! Сакура! Быстро Сакуру сюда!" доносятся до нее с удивительной ясностью. Брось, друг, не надо быть медиком как Ино, чтобы знать, что даже Сакура не сможет теперь помочь.
Третий лежит напротив Ино в точно такой же кровавой луже и улыбается ей уже очень давно переставшей быть фальшивой улыбкой. В этой улыбке благодарность, нежность и спокойная многолетняя любовь. Они провели вместе двадцать пять лет. Разве может быть иначе?
Но последняя мысль Ино не о нем. Чувствуя, что лицо Сая начинает расплываться перед ее взором, Абураме думает о другом человеке и знает, что и Сай теперь думает не о ней. Они оба думают о тех, кого любили в жизни больше чем кого бы то ни было еще и кого так рано и несправедливо потеряли. Но тоски и боли в этих мыслях нет, потому что прямо сейчас именно к ним они, наконец, и отправятся.
Последним усилием воли Ино разжимает окровавленные губы, слыша как будто вдалеке, как отчаянно зовет ее подоспевшая наконец Сакура, слезы которой капают Ино на живот, и шепчет:
- Шино… - а потом ее глаза накрывает чернота.

17. Цвет

Самая первая беседа Ино с Шино произошла на самом деле довольно поздно. В Академии им и в голову не приходило общаться друг с другом. Неизвестно по поводу Шино, черт его знает, что у него в голове творится, а Ино так точно к нему интереса не испытывала.
Первый раз они поговорили друг с другом, уже будучи генинами. Так случилось, что они случайно встретились в парке, а сидеть рядом на скамейке и молчать показалось Ино глупостью. Поэтому она спросила:
- Шино, а какой у тебя любимый цвет?
- Черный. - ответил жутковатый тогда для Яманаки парень.
Теперь, семь лет спустя, она отлично знает, что у Шино нет определенного любимого цвета. Они меняются каждый день, в зависимости от того, какое у него сегодня настроение. И, в общем-то, в этом он прав.
- Шино! – зовет она, сияя именинной почти что улыбкой и протягивая ему букет голубых цветов. - Смотри, прелесть, да? Захватила из магазина новые, это тебе!
Вообще-то Ино кажется, что дарить цветы парню – это глупо, но ничего поделать с собой она не может, а когда он слегка улыбается, принимая букет, и сообщает:
- Сегодня мой любимый цвет - голубой. - она понимает, что не прогадала.

18. Шаг

Страшно. На минуту возвращается иллюзия ежедневного спокойствия, этакой непреложности и тут же становится хуже. Резко, щелчком, словно бы вдруг что-то вспомнила. Хотя так-то оно и есть собственно. Хочешь не хочешь, но вспоминаешь снова и снова. Что делать?..
Ино бездумно переставляет кадки с цветами по прилавку уже второй час, благо посетителей сегодня и нет почти и можно дать волю себе.
- Любит… - шепчет она себе под нос, как будто пробуя это слово на вкус. - Абураме Шино меня любит.
Если кто-то из вас подумал, что Ино об этом только что узнала, то нет, ошибаетесь. Она уже вторую неделю пребывает в подобном шоковом состоянии, с тех пор как к ней однажды забежал Киба, чтобы сообщить эту информацию. Ей то хуже, то лучше. Хотя нет, тенденция все же к ухудшению. Если сначала был просто шок, то потом к нему примешалась гордость, а потом пришел страх. Дикий панический страх. Сначала Шино, потом любви, а теперь слов, разговоров. Ино каждое утро молится не встретить сегодня Шино, хотя Киба вроде и сказал ей по секрету. То есть никто об этом не знает еще.
Страх, в общем-то, если смотреть правде в глаза, только одной вещи – Ино боится действовать. Она знает, что она – смелая. Что она решительная и любит все новое. И что любовь Шино – это, в общем-то, здорово и она была бы очень не против с ним встречаться. Просто...
- Ну, давай, Ино, ты же храбрая девочка… - бормочет Яманака себе под нос. - Тебе и делать первый шаг.

19. Провод

- Что это? – в глазах Ино искреннее отвращение. Даже омерзение, скорее. Такого он никогда не видел на ее лице – даже, когда ей было двенадцать, и она боялась его жуков, даже, когда ей было четырнадцать, и он спас ее на миссии при помощи лавины насекомых… Никогда.
Ему не по себе, но виду он не подает.
- Просила же ты. - он неровно, даже с некоторой степенью запальчивости (раньше в принципе такой эмоции не испытывал) дергает плечами.
- Я просила. – соглашается будущая жена, склоняя голову набок и рассматривая эту треклятую люстру на потолке. - Жалею, что просила. Теперь.
- Не для быта шиноби существуют. - он отводит глаза и внимательно разглядывает паучка в углу комнаты на потолке. И даже несколько ему завидует.
- Не для быта. – снова соглашается блондинка, и по ее из ряда вон выходящей сговорчивости Шино понимает, что в этот раз пощады ждать не приходится. Лучше бы кричала, топала ногами и угрожала бросить. К этому он хотя бы привык.
А идея как спасти свою жизнь у него есть только одна - Абураме сгребает ее в крепкое кольцо рук, целует и опускается губами по подбородку к шее и ниже, к ключице, по нежной ароматной коже.
- Там провод торчит. – сообщает Ино, резко вдыхая и запуская обе руки в его шевелюру, в то время, как ее тело словно бы само по себе подается навстречу его ласке.
- Ну и черт-то с ним. - отвечает Шино.

20. Она

Эта девушка - нечто особенное. За те годы, что он знает ее, отношение Шино к ее персоне варьировалось от глубокого безразличия к привязанности, к раздражению и наконец к глубокой любви, первой и последней в его жизни. Это он знает наверняка.
Она - его драма. Словно бы собирая цветы для букета, она беспечно пробежала босыми ногами по его душе, растоптав навсегда все то, что заставляло его культивировать свое одиночество. «Друзья - хорошо, любовь - нет" – повторял он себе когда-то, боясь, что в будущем влюбится в кого-то. Так и произошло. Правда, тот Шино шестилетней давности был слишком наивен, полагая, что пустыми словами можно заставить любовь отступить.
У нее золотые волосы. Они пахнут цветочной пыльцой, ранним утром и почему-то немного ванилью. И да простит ему Ками-сама эту слабость – зарываться носом в пряди этих удивительно шелковистых волос, вдыхая полной грудью этот восхитительный аромат.
У нее веселый смех и тонкие руки. Он чувствует, что сходит с ума всякий раз, когда эти руки обвиваются вокруг его шеи, а смех звучит где-то совсем рядом с его ухом. Она легкая. Ее невероятно приятно подхватить на руки, чтобы слышать восторженные "Пусти! Отпусти сейчас же! Я упаду!".
Она легко обижается. И также легко сердится. Тогда голубые глаза яростно сужаются, а голос становится визгливым, пальцы сжимаются в кулачки, в которых кроется удивительная, совсем неожиданная для миниатюрной девушки сила, как ему не повезло выяснить на собственной шкуре. Не стоит забывать о том факте, что она – куноичи. А еще она часто кричит. Размахивает руками и самозабвенно повествует о том, почему именно он так ей отвратителен, стараясь как видно поставить об этом в известность не только его, но и всех прочих жителей Конохи.
А еще у нее теплые мягкие губы и нежная улыбка. И когда она целует его снова и снова, в перерывах шепча с улыбкой "Ты даже не знаешь, как сильно я тебя люблю", Шино уверен, что на свете нет никого счастливее его.

21. Половинка

Хината всю жизнь полагала, что личное счастье человека напрямую зависит от того, смог ли он найти в жизни свою вторую половинку или нет. Если человек в жизни ее находит, то будет счастлив с ним или ней. А если же нет, то каким бы ни был человек, хорошим или плохим, того самого оголтелого счастья уже не будет.
Принято считать, что вторая половинка должна быть похожа на тебя по нраву и интересам, вы должны понимать друг друга и никогда не ссориться. Хината не согласна. Они с Наруто-куном, например, абсолютно друг на друга не похожи, но при этом абсолютно безоговорочно и бесконечно счастливы. Главное не в этом. Вторая половинка – это человек, все непонятные и, в общем-то, раздражающие тебя привычки которого ты согласен терпеть. Например, если Хината пытается представить себя, скажем, с Саске-куном, то понимает, что никогда бы не смогла вынести его хмурый нрав. А глупости Наруто ее даже радовали всегда. У всех прочих так же. Шино-кун, например, спокойно справляется с частыми сменами настроения у Ино-тян, с ее обидами и истериками, с ее стервозностью и любовью командовать другими. Ответ просто – он любит ее. Ино-тян, всегда мечтавшая о красоте и яркости и не терпевшая ничего неформатного, уже давно не имеет ничего против внушавших ей когда-то отвращение жуков Шино-куна по той же самой причине.
И Хината очень рада, что Шино-кун как и она сама нашел свою вторую половинку.

22. Год

- Ах, как это было здорово! - вздыхает Сакура, восхищенно закатив глаза и, похоже, совсем забыв о его присутствии здесь. Ну и шут-то с ней. Забыла и ладно. Шикамару собственно и не намеревался нарушать их с Ино чудный девичий междусобойчик.
- Свинина, я все отойти не могу до их пор... - розововолосая девушка блаженно потягивается. - Годовщина прошла на ура.
Конечно, она отойти не может… Ей такое еще в новинку. Это всего лишь первая ее годовщина отношений с Учихой. У них с Темари уже три позади, и с каждым годом все меньше помпезности и шума жена устраивает по этому поводу. И слава Ками, а то это было так проблематично...
- А как вы с Шино отмечать будете? – Сакура нарушает размышления Шикамару резким вопросом, адресованным Ино, но прежде чем та успевает ответить, резким движением прижимает руки к лицу, осознав свою ошибку.
- Никак. – отвечает все же Ино. – Ты же помнишь, что это за дата…
Да… Шино и Ино не повезло (или повезло) сойтись в день, который будет грустно и торжественно отмечать вся деревня. День победы в Четвертой войне шиноби. День кровавой завершающей битвы, произошедшей в Скрытой Деревне Листа ровно год тому назад. День, изобиловавший смертями, болью и потерями, но так же и признаниями, счастьем и любовью.
Абураме и Яманака – не единственные, чья годовщина отношений выпадает на этот день, но для них он имеет особенно трагический оттенок. Это день не только начала их отношений, но и смерти его лучшего друга. Но Шикамару знает, что Ино лжет. Они с Шино все же будут по-своему отмечать этот день. Первую половину дня они проведут на могиле Кибы, а вторую будут клясться друг другу в верности. И не сказать, чтоб он мог их за это винить.

23. Слезы

Ино плачет, сидя на скамейке. Нет, она даже не плачет, а скорей рыдает, громко и самозабвенно. И насколько Карин знает блондинку, похоже, получает от этого процесса максимум удовлетворения.
- Ну не плачь уже, свинина! - обнимающая ее с одной стороны Сакура слабо улыбается. - Успокойся!
Прижавшаяся к Яманаке с другой стороны Хьюга Хината молча гладит ее по голове, хотя похоже, что брюнетка сама готова уже разреветься от сочувствия.
- Не обращай внимания, он козел просто! – Тен-Тен хлопает в ладоши, словно бы подтверждая этим свой сомнительный тезис.
- Тен-Тен-тян! – тут же вскидывает голову Хината. - Шино-кун не такой!
- Ладно-ладно! – тут же идет на попятную ученица Гая. - Не такой так не такой.
Ино, не перебивая их, продолжает реветь. Карин, молча наблюдающая за этой ситуацией, никак не может взять в толк смысла подобного времяпрепровождения. Она, равно как и прочие, промямлила слова утешения, а теперь сидит, молча, пытаясь осознать весь глубокий смысл этого действа. Смысл сидеть и реветь? Если мужик козел и обидел тебя, проще всего пойти и выдать ему по мерзкой гнусной морде, а потом добавить коленом между ног, а потом еще через день повторить для довершения эффекта.
Шино появляется минут десять спустя. Одного его молчаливого взгляда достаточно, чтобы девушки толерантно отошли в сторонку. Он обнимает все еще всхлипывающую Ино, целует ее, шепчет что-то нежное ей в макушку, и блондинка уже не плачет, а улыбается, блестя хитрыми голубыми глазами.
Пользу слез Карин удостоверяет позже, когда после очередного скандала с Суйгецу вместо драки эксперимента ради решает разреветься. "Работает как часы" – радостно заключает она спустя минут семь, сидя в объятьях встревоженного Ходзуки и слушая его потерянное «не плачь, солнышко».

24. Он

Этот мужчина – нечто особенное. За те годы, что Ино его знает, ее отношение к нему прошло путь от глубокого отвращения до абсолютно безоговорочной любви.
Он – ее апогей. Кульминация пьесы ее жизни. Конец и начало. Север и юг. Он вся ее Вселенная, сжавшаяся до размеров одного человека.
Когда-то Ино и близко бы не подошла к Шино, ведь у него жуки мерзкие! Гадость! Да и черт бы даже с этими жуками, но он и сам какой-то странный. Неформатный что ли... С таким и дружить стыдно.
Потом, взрослея видимо потихоньку, Яманака Ино научилась видеть за мерзостью жуков и пугающим нравом Абураме прекрасные навыки того как шиноби, стратегический ум, немногим уступающий Шикамару, и главное готовность в любой момент прийти на помощь друзьям.
Когда она узнала от Кибы, что Шино любит ее, Ино казалось, что мир разваливается... нет, даже не напополам. Скорее на мелкие куски с неровными рваными краями. Но они справились. К тому моменту плюсы Абураме в ее восприятии уже перевешивали минуты, поэтому она, в общем-то, готова была встречаться с ним.
А потом… Уже когда они были вместе, внезапно пришла любовь. Пришла быстро и со свойственным ей, как и самой Ино нахальством, плюхнулась блондинке прямо на шею, придавив к земле грузом осознания. Пробыв девушкой Шино где-то недели три-четыре, Ино поняла вдруг с изумлением, что умудрилась полюбить его с какой-то невозможной силой. Теперь воспоминания о предыдущих влюбленностях казались ей смешной шуткой на фоне ЭТОГО чувства.
С тех пор Шино стабильно и ежедневно сводит ее с ума. Она любит в нем все: от неторопливой распевной манеры говорить до почти всегда закрытых черными стеклами очков глаз. Она безумно любит его руки, крупные и костлявые, сильные и одновременно нежные. Любит его просторную пахнущую лесом куртку, в которую помещается при желании вся целиком. Отчаянно любит вечно взъерошенные и удивительно жесткие волосы. Любит неуверенное движение его пальцев, когда он опускает очки вниз, чтобы дать ей увидеть его глаза в очередной раз. Она любит даже так раздражающие ее скрытность и обидчивость Шино. Она и жуков уже, в общем-то, любит...
Шино гладит ее по голове, целует и говорит что-то ласковое на ухо, а Ино, не понимая, когда же он научился быть таким ласковым, любит его все больше с каждым днем, уже больше не задумываясь о том, что это вообще-то кощунственно – любить с такой силой.

25. Глаза

Если у Ино спросить, как пыталась пару раз Тен-Тен, что же она любит в Шино больше всего, она не будет знать, что ответить. Все его черты, как внешние, так и внутренние, настолько ошеломляюще прекрасны в ее восприятии, что не получится отдать предпочтение чему-то одному.
Однако, она может точно и определенно сказать, что стало основной причиной развития ее любви к Шино. Каким был момент, когда она поняла, что любит его.
Она до сих пор помнит до мельчайших деталей тот день, когда это произошло. Они не встречались тогда и месяца и просто увиделись, чтобы посидеть вдвоем между миссиями. Оба усталые и молчаливые, они сидели, держась за руки, а потом она заговорила. Что-то внутри нее дернулось, и она, сама не зная, как остановиться, начала рассказывать ему, что слабая, что глупая, что ей стыдно. Что Сакура давно ее превзошла, что ей нужно меняться и прочий бред. Теперь уже и сложно поверить, что она могла такое про себя сказать! Возможно виной тому усталость и стресс.
Но Ино прекрасно помнит, что сделал Шино в ответ. Он, дослушав ее до конца, крепко прижал к себе и сказал:
- Глупости ты говоришь действительно. - а потом наклонился к ее лицу. Ино, думая, что он хочет ее поцеловать, подалась навстречу и прикрыла глаза, чтобы секунду спустя открыть их вновь, услышав посторонний звук.
И обнаружила себя глядящей прямо в глаза Шино.
Ино четко знает, что в тот момент скорей не сами равномерно черные, лишенные белка глаза поразили ее больше, а скорей та степень доверия, какой он ее наделял, делая ее причастной того, что никому еще не показывал.
Вот тогда Ино и познакомилась с любовью.

26. Кто-то

- Эх, вот и угораздило же тебя… - Тен-Тен пожимает плечами, и этот ее деланно-спокойный жест раздражает. С чего это она, спрашивается, решила, что встречаться с Шино это странно? Чем он в ее глазах хуже хваленого Хьюги?
И Ино ссорится с подругой, которая, в общем-то, и плохого ничего на самом деле о Шино не думает.
- Милая, ты знаешь, мы всегда поддержим любой твой выбор, да и мальчик он хороший... - осторожно говорит мама. - Но ты все-таки уверена?
И Ино выбегает из дома, хлопнув дверью и не поцеловав маму на прощанье, как делала всегда, потому, что опять злится, хотя мама ничего против кандидатуры Абураме не имеет.
- Одни проблемы от вас. - резюмирует Шикамару, когда Ино оповещает их с Чоджи, что дальше они не пойдут, потому что должен прийти и присоединиться к ним Шино.
И Ино со всей силы бьет его по голове, хотя и не за что было совсем, ведь они с Шино и вовсе друзья. И Чоджи тоже. Просто потому, что ей надоело изумление окружающих.
- Эх, а Яманака теперь с Абураме встречается. – печально говорит один знакомый чунин своему другу, прогуливаясь вечером по улице мимо цветочного магазина.
- Да? Вот черт, а я-то надеялся ее на свидание пригласить! А она тоже вишь нашла себе! - злится второй.
И Ино выплескивает на них воду из пустой вазы, а потом с деланным сожалением извиняется. Хотя все в чем они виноваты - это в зависти.
- Люблю тебя я. – говорит ей Шино поздно вечером, провожая домой.
И Ино целует его, впервые за день абсолютно счастливая. Кто-то может думать, что они не пара, но Ино-то лучше знает.

27. Хитрость

Здесь душно, и упругие ветки бьют в глаза. Стрекочут какие-то отвратительные кузнечики, а о том, что может копошиться под ногами лучше и вовсе не думать. Ино с тоской вспоминает прохладный ветерок у реки и приветливое солнышко на небе, следуя за одетым в извечную просторную куртку Шино, который споро продвигается по этим зарослям, умудряясь миновать все ветки до единой. И ему, судя по всему, совсем даже не жарко. Она думает временами, что у него в этой куртке оборудован климат-контроль.
Внезапно заросли прерываются милой глазу тропкой, которая, если Ино еще не окончательно запуталась в местной географии, выводит прямиком на берег, на чудную полянку с уютной зеленой травой.
- Стой! – резко кричит она, и Шино останавливается.
- Дай попить. - отдает она следующее распоряжение, и любимый молча протягивает ей бутыль с водой.
Ино с наслаждением делает глоток, а мозг ее тем временем лихорадочно работает. Можно, конечно, сказать ему напрямую, что устала и не желает лезть больше в эти кусты, но Шино уже вошел в опасную стадию, когда ему его паршивые жуки всего милей на свете. Он стопроцентно предложит ей подождать его на берегу и отдохнуть, а он тем временем продолжит свою развлекательную прогулку. Такой вариант Ино не устраивает. Для комфортного отдыха присутствие Абураме в непосредственной близости тоже необходимо.
Поэтому она произносит, словно бы невзначай:
- Там, если по тропинке идти, к реке выйдешь. Забавное местечко. Я там, помнится, пару дней назад загорала, так не удалось толком, прилетел какой-то мерзкого вида жук, серо-зеленый такой с хоботом... И все на живот мне усаживался. Надоел, ужас!
Она видит, как с каждым ее словом Шино напрягается все больше.
- Два дня назад? – резко спрашивает он.
- Ну да, а еще там… - невинно начинает она, но Шино хватает ее за руку и тащит к долгожданной речке.
- Natis Impericus. - бормочет он себе под нос. – Вероятность, там что еще он слабая, конечно, но есть еще…
И ему необязательно знать о том, что Ино попросту описала ту тварь, о которой он рассказывал ей с вожделением пару недель назад, и она на деле ее в жизни не видела.
Иногда маленькая хитрость не помешает.

28. Никто

Утро давит на плечи, словно бы стремится прижать обратно к полу. Ткань постельного белья, сжатая между пальцами, кажется совсем не такой мягкой, как обычно. Кровати стелет мама, и, наверное, от ее нежности он всегда полагал, что здесь уютно. Теперь нет. Хочется приложиться головой об пол, вдохнуть пыльно-древесный запах и до крови закусить губу. Шиноби никогда не плачут, да-да.
Надеть куртку, благо она настолько просторна, что никто не видит его лица. Его вообще никто никогда не увидит, стоит ему только захотеть. Он и так постиг науку быть незаметным в совершенстве. Ноги сами несут к цветочному магазину, там где смех, веселье, радость и она. У Ино светлые волосы, она так радостно улыбается клиентам, что Шино испытывает острейшую необходимость зайти и купить очередной букет, просто чтобы она и ему улыбнулась, и хоть на секунду представить, что она улыбается ему так не потому, что он покупатель. Но нет. Он и так через день покупает в магазине Яманака букеты "для мамы", и Ино уже недоумевает, что же там такое с Шимико-сан случилось.
Шино усилием воли заставляет себя развернуться и идти к тренировочному полигону. Хотя нет, туда тоже нельзя – там Киба и Акамару с утра бодрые и веселые, с громкими голосами и ненужным участием. Черт же дернул рассказать... Хотя от Кибы он все равно не сумел бы ничего скрыть. Или Хината. Нежные сочувственные прикосновения маленьких рук и тихий голос, шепчущий утешения. Нет, туда нельзя.
Шино идет прямо в лес, где пахнет деревьями, смолой и вековым одиночеством. Среди шелестящих ветвей проносятся жуки и другие насекомые, а ему даже не хочется рассмотреть их поближе.
Он утыкается носом в ствол огромного бука и стискивает зубы до боли. Никто никогда не узнает, как ему плохо сейчас. Никто.

29. Слух

Постепенно по деревне начал распространяться слух. Причины тому не ясны - возможно, Киба все-таки проболтался кому-то кроме Ино, возможно, Сакура выболтала, не сдержавшись, конфиденциальную информацию лучшей подруги кому-то, возможно, просто люди, уставшие от войны, уцепились за возможную интригу и развили гипотезу сами. Точно не известно. Однако, одно было точно – потихоньку жители деревни (те, кому это было небезразлично) начали шептаться, что что-то неладно между Абураме Шино и Яманака Ино.
Слухами земля полнится, как известно, поэтому незадолго до финальной битвы Четвертой войны Яманака Иноичи, никогда не отличавшийся сдержанностью, да еще и принявший слегка на грудь с лучшими друзьями, подходит прямо к Абураме Шиби и интересуется у него, какого черта его дорогой сынок увивается за любимой девочкой Иноичи. На что представитель таинственного клана приподнимает брови и ответствует в спокойной распевной манере, что, во-первых, Шино достиг поры, когда полагается искать самку (тут уже обоим сопровождающим лицам приходиться держать рассвирепевшего Иноичи), во-вторых, по его скромному мнению любимая папина девочка сама увивается за его сыном (тут Иноичи все же вырывается, и от жестокой отцеубийственной битвы их спасает только немедленный вызов всех джонинов к Хокаге).
Слухи продолжают расползаться по деревне. Теперь население стопроцентно уверено, что юные Шино и Ино - это что-то сродни Ромео и Джульетте, которым кланы не позволяли пожениться. Тот факт, что сами юные влюбленные друг с другом на тот момент отношений еще и не имеют, никого особенно не волнует. Иноичи не выпускает дочь из дома во избежание преждевременных результатов общения самок и самцов. Шиби раздумывает про себя, что сын мог бы сделать выбор и лучше. И так продолжается вплоть до последней битвы.
Когда все заканчивается, в крови и пыли, среди стонов раненых и плача живых по ушедшим, двое отцов сталкиваются друг с другом. Оба раненые, но не сильно, они негласно решают не ссориться, а вспомнить о том, что оба друзья и соратники еще с юношеских времен. Да и есть еще кое-что, что привлекает их взор.
- Ну что делать с этим будем? – усмехается Иноичи, кивая головой направо. И по загадочным причинам он больше не зол.
- К внукам общим готовиться. – пожимает плечами Шиби, проследив направление его взгляда.
Там, прямо на земле в пыли сидят и самозабвенно, не видя ничего вокруг, целуются их дети - Абураме Шино и Яманака Ино.

30. Вместе

Солнечное утро слепит глаза, привыкшие к полумраку. Даже очки не спасают. Он слишком привык быть в тени.
Теперь они вместе.
Она тащит за руку, словно бы ничуть не стесняясь демонстрировать окружающим, а главное – ему, что они отныне пара. Его не обманешь, он понимает. Чувствует, как потеет ее холодная ладонь, как мелко подрагивают красивые пальцы. Ей не по себе. Она не привыкла быть с ним, она еще плохо его знает. А все ее причины, чтобы стать его девушкой, это то, что она сама себе надумала.
Но теперь они вместе.
Все же, несмотря на все это, он видит в ее глазах искренние восхищение и восторг, когда он на тренировке сбивает все мишени, оставаясь без единой царапины. Видит умиление и нежность, когда смущенно протягивает ей, специалисту по цветам, неумело нарванные букеты полевых цветов. Видит предвкушение, когда тянется к ее губам за очередным поцелуем.
Они теперь вместе.
Ей не по себе, но она хочет быть с ним. И поэтому они вместе.

31. Тепло

Этот дом мрачный. Окружающие его черные ели высоко сходятся вместе над ее головой. Окна темные, как будто обитатели вечно сидят в полумраке. Да и вообще строение на отшибе, на самой границе деревни. Ино не по себе.
Этот дом напоминает ей отца Шино. Она встречалась с Абураме Шиби несколько раз и знает, каков хмурый таинственный шиноби. Знает, что маму Шино зовут Шимико, но никогда ее не видела. Да и еще нескольких представителей клана Абураме ей приходилось встречать – все они как один были невозмутимы, молчаливы и в темных очках. Такое впечатление, что среди них всех только один Шино умел быть нежным. Она ведь и про него раньше так думала, что такой же, как его отец. А ведь нет... Шино умел и говорить нежные слова, и дарить ласки, и делать приятные сюрпризы. Кто бы мог подумать…
В доме холодно. Прихожая выложена дубовыми панелями, и нигде не горит свет. Ино снимает обувь и сиротливо жмется босыми ногами к полу, оглядываясь на Шино в поисках поддержки. Он едва успевает открыть рот, чтобы сказать что-то, как одна из дверей распахивается.
На пороге стоит высокая женщина, как и все прочие в темных очках. На ней одето невзрачное синее платье, а волосы сколоты сзади в хвост. Но это не главное. Главное то, что она широко улыбается, а за спиной ее теплый уютный свет ламп, и пахнет какой-то выпечкой.
- Ино? – она всплескивает руками, и Яманака едва успевает удивиться, прежде чем оказывается в кольце удивительно теплых и мягких рук. – Ну, вот ты, наконец, и пришла! Как же я давно хочу с тобой познакомиться, милая моя! Пойдем скорее! Поговорим, я специально булочки испекла! И никаких диет, поняла? Пойдем скорее!
Ино ошарашено улыбается в ответ, пока Шимико засыпает ее вопросами и, не давая времени ответить, рассказывает истории про сына, и про Шиби-сана, и про то, как он делал ей предложение. И про то, что все Абураме мрачными кажутся, но это все ерунда, если к ним привыкнуть, и что Ино ей очень нравится, и что Шино ее очень-очень любит. Она же знает, она же мама…
Ино ест булочку, запивает ее чаем, переглядывается с Шино, слушает эту добрую женщину и думает, что одно ей теперь ясно - в этом доме ей отныне будет тепло.

32. Нечего

У Шино прекрасное настроение. Он предвкушал эту миссию весь вчерашний день. Как только Хокаге-сама озвучила состав команды и цель миссии, он окончательно решил, что в жизни ему везет. В группу вошли Какаши-сенсей, Неджи, Шикамару, Ино и он сам. Что еще нужно для счастья кроме общества спокойных адекватных людей, любимой девушки и чудесного ландшафта по маршруту следования? В тех местах, куда они направились, водились некоторые весьма интересные виды, которые Шино еще не довелось понаблюдать в неволе. Прекрасно.
И поэтому во время остановки на отдых и ночлег Шино с упоением вылавливает чудные экземпляры в ближайших кустах и сажает в маленькие коробочки для удобства и безопасности транспортировки. И именно когда он вылавливает очередной прекрасный образец жука-рогатика и, не дав себе толком полюбоваться находкой, достает контейнер, чтобы посадить туда насекомое, он внезапно замечает прямо перед своим носом нечто, оказавшееся при более тщательном рассмотрении ногой Ино. Любимая девушка стоит прямо перед ним, скрестив руки на груди в весьма решительном жесте, и сообщает громко и безапелляционно:
- Так. Или ты выкидываешь всю ту дрянь, которая копошится у тебя по карманам, или до конца миссии ты до меня даже не дотронешься. Надоело.
Шино с сожалением смотрит на лениво расправляющего крылышки жука на его указательном пальце, а потом переводит укоризненный взгляд скрытых под очками глаз вслед удаляющейся Ино, только чтобы услышать:
- И нечего на меня так смотреть, Абураме Шино!

33. Потеря

Странное ощущение. Грудная клетка холодеет и становится как бы чуждой. Ноги отнялись несколько минутами ранее, и теперь легкие прикосновения судорожно сжимающихся пальцев к ним сродни прикосновению к чему-то стороннему. Ноги ему уже не принадлежат. В животе и выше расползается пустой бескрайний холод. Такой холод не победить ни жукам, ни медицинским джюцу. Ничему.
Похоже, все.
- Шино, Шино! – зовет его Тен-Тен, а из ее больших красивых карих глаз текут настоящие огромные слезы.
Хочется сказать ей, чтобы она не плакала, но языку тоже уже слишком трудно пошевелиться.
- Эй, Шино, держись! – странно суматошные глаза Шикамару заставляют вопреки бескрайней усталости еще держаться на плаву. – Слышишь?
Отчаянно хочется спать. Глаза, уже не прикрытые очками, яростно слипаются.
- Шино, не смей ты умирать, мать твою! – орет Нара и, раз на пятый подобных взываний, предлагает вдруг. – Или, по крайней мере, уж подожди с этим до Конохи. Как я это Ино объясню?
Ино… Ино. Голоса в голове вызванивают ее имя, и при каждом колокольчике в мозгу словно бы яркой вспышкой она. Без нее он будет безумно скучать. Ино. Самая любимая. Ино. Его жена. Ино. Мать его ребенка. Ино. Теперь похоже вдова.
- И-и-ино. – получается у Шино выдохнуть окровавленными губами, и Шикамару, понимающий все без слов, наклоняется ниже, чтобы дослушать конец фразы:
- Ска... жи ей. Л-л-люблю. П-п-пусть я п-п-последняя кха-кха поте…ря.
И Шикамару понимает. Шино чуть улыбается и, наконец, позволяет себе опуститься в столь долгожданный сон, голоса зовущих его друзей становятся далекими и призрачными, зато куда четче и ближе звучит теперь собачий лай и веселый голос:
- Черт, ну я уж озверел тебя здесь ждать!

34. Поле

Отсюда всегда хорошо видно. Ему теперь, благодаря этому, стало нравиться наблюдать, смотреть за ежедневными маленькими радостями в жизнях людей, которых он любил.
Ему вообще здесь нравится. Он чувствует себя так, словно вернулся к самым истокам, к чему-то хорошо забытому, но родному с самого момента появления на свет, если не раньше.
Сначала было, конечно, грустно. Нет не за себя, а за тех, кто остался по ту сторону черты. За сестру, утыкающуюся носом в собачий мех и тихо плачущую. За мать, всегда такую сильную, несгибаемую женщину, которая грызла подушку по ночам, рыдая по нему, своему потерянному сыну. За Хинату. За Шино, которого он впервые увидел плачущим в колени пока еще несмело гладящей его по голове Ино.
Ну а потом, когда их боль стала спокойной и светлой, как дождь в субботнее утро, ему стало нравиться просто смотреть на них. На то, как потихоньку возрождался клан Учиха. На то, как Наруто (кто бы мог подумать?) и вправду стал Хокаге. Но больше всего на Шино и Ино. Он гордился ими. Он по праву считал себя тем, кому они обязаны своим счастьем. Их любовь стала последним, что Киба успел в жизни. Не скажи он Ино, возможно, Абураме так и не озвучил бы ей никогда свои чувства. Он наблюдал за ними каждый день (нет, ну были моменты, когда стоило бы отвернуться ради приличия), видел, что они счастливы и потихоньку продолжал ждать их и прочих здесь, по ту сторону зеркального стекла.
Киба смотрит из-за облаков, а внизу по бескрайнему усыпанному цветами летнему полю идут две фигурки, крепко-накрепко сцепившиеся руками и думающие о нем.

35. Танк

Светит яркое солнце. Легкий летний ветерок шелестит ветвями деревьев. Ярко-голубое небо с редкими проплывающими облачками воистину беспредельно над их головами. Лежать бы и смотреть сейчас на них, спокойно и тихо... В одиночестве.
Но нет. Запыхавшийся Шикамару сидит под деревом, пользуясь несколькими отвоеванными у Ино на законный отдых минутами. Никогда бы не подумал раньше, что она может так ревностно относится к тренировке. Сама блондинка жизнерадостно улыбается, наблюдая за Абураме Шино, который в боевой готовности стоит посреди лесной полянки, которую они и выбрали местом своих тренировок сегодня. Сосредоточенный Шино замечает ее взгляд и улыбается в ответ. А спустя секунду раздается боевой клич:
- Мясной танк! - и Шино погребен под увесистым телом Чоджи в близлежащем кустарнике.
Последний поднимается на ноги, ища в поломанных ветках останки еще одного живого существа, Шикамару вскакивает и спешит к ним. Ино продолжает безмятежно улыбаться.
Шино, весьма помятый и обескураженный неожиданностью атаки, с их помощью принимает вертикальное положение.
- Эй, ну ты как, живой еще? – спрашивает Нара.
Абураме заторможено кивает, делая пару шагов вперед. Ино удовлетворенно кивает ему. Она была инициатором того, чтобы Абураме присоединился к их тренировке «для сплочения», как она выразилась. Бедняга Шино, на какие жертвы приходится идти за любовь...

Продолжение в следующем посте
Кому интересны вскользь упомянутые персонажи моего некстджена, с ними можно ознакомиться здесь:
nirdara.deviantart.com/gallery/27811937
nirdara.deviantart.com/gallery/27150825

@музыка: Аквариум - Некоторые женятся, а некоторые так

@настроение: болею все ж таки

@темы: шиноино, творчЕство, суйка, наруто, избашки, драбблолюб, аниме